Пинхас (pinchas) wrote in machanaim,
Пинхас
pinchas
machanaim

Гиват-Ульпана и внутренняя борьба в Израиле

В связи с соглашением с властями о переселении жителей Гиват-Ульпаны в Бейт-Эле, в нашей синагоге (а я живу в Бейт-Эль алеф) выступал мэр Бейт-Эля Моше Розенбойм, который рассказал



несколько интересных деталей.

Мэр последние несколько месяцев постоянно находился в контакте с канцелярией Нетаниягу. Сразу после решения суда Биби позвонил мэру и сказал, что он лично предпримет все усилия, чтобы не допустить сноса домов, но через некоторое время признал, что сделать он ничего не может, и стал договариваться с мэром о том, как компенсировать ущерб. Все это время шли интенсивные переговоры между мэрией Бейт-Эля, канцелярией Нетаниягу, представителем Министерства обороны и прокуратурой. По словам мэра, главный конфликт во время всех переговоров был между Биби и судебной системой - судебная система в лице прокуратуры занималась выкручиванием рук правительству. В частности, когда Биби понял, что он не может обойти решение Верховного суда и стал думать о том, как компенсировать ущерб, то судебная система стала делать все, чтобы он не смог ничего сделать. Биби не стал проводить закон, обходящий Верховный суд, поскольку было явное опасение, что сам Верховный суд заблокирует этот закон как антиконституционный, чем добьется сильного ущерба для Биби. Вообще, главная цель Верховного суда (это уже не по мнению мэра, а других выступающих) была в том, чтобы как можно больше напортить ситуацию для Биби, и Верховный суд принял два постановления, наиболее спорные, по закону Таля и по кварталу Ульпана,  - поскольку предполагал, что будут выборы. Соответственно, задача Верховного суда была столкнуть группы, которые находятся внутри коалиции, т.е. Нетаниягу с поселенцами или с харедим, и, с другой стороны, столкнуть Нетаниягу с судебной системой, чтобы можно было выставить его как нарушителя закона, поскольку цель Верховного суда – это смещение правительства Биби, которое они ненавидят. Поэтому Нетаниягу не мог позволить провести закон, обходящий Верховный суд, и стал думать в направлении компенсации ущерба и как другими юридическими методами, не обходя Верховный суд, предотвратить подобные иски в дальнейшем.

Задача Нетаниягу не только в том, чтобы сделать компенсацию жителям Бейт-Эля или поселенческому движению, а в том, чтобы показать левым, что их попытки с помощью судебной системы сносить дома ни к чему хорошему не приведут для них самих, поскольку будет построено только больше домов, и это тоже один из способов препятствовать дальнейшим искам. Поэтому он предложил построить в десять раз больше домов-квартир в Бейт-Эле (и также выделить еще площади под застройку разных общественных зданий), и построить еще некоторое количество домов в Иудее и Самарии в качестве декларированной реакции на снов домов в Гиват-Ульпане.

Вообще в Иудее и Самарии сейчас и так идет строительство. С нашей точки зрения, этого, конечно, недостаточно, но, в общем, строится совсем немало. Поэтому увеличение строительства в ответ на снос домов в Бейт-Эле – это демонстративный шаг.

Когда Нетаниягу все это сформулировал, то на него накинулась прокуратура с целью не допустить этого действия, и доказать, что подобное компенсационное строительство является незаконным. Поэтому в течение нескольких недель все время шли интенсивные переговоры между сторонами, и главное столкновение было между Нетаниягу и прокуратурой. Кончилось тем, что адвокаты Нетаниягу все-таки смогли переспорить прокуратуру, и было подписано исходное обещание, которое Биби в самом начале сделал, о компенсационном строительстве в Бейт-Эле.

Парадоксальным образом надо отметить, что конфликт более радикальной части поселенческого движения с Нетаниягу (а тем бллее разное хулиганство типа "таг мехир" - если это воообще не спец.провокаторы левых) как раз является целью Верховного суда, т.е. слишком акцентируя этот конфликт, мы сами играем ту партию, которую Верховный суд хочет для нас прописать. С другой стороны, некоторая демонстрация возможного сопротивления совершенно необходима для Нетаниягу самого, чтобы он мог ссылаться на возможность конфликта и этим обосновывать необходимость компромиссной позиции. Т.е. здесь очень важно угрожать конфликтом, но до конфликта ни в коем случае дело не доводить.

Понятно, что правое правительство в Израиле, каким является правительство Нетаниягу, не может опираться только на резко правых, потому что так оно проиграет выборы, и поэтому должно опираться на центристов тоже. А для этого оно должно балансировать между собственным желанием проводить более правую политику и необходимостью не довести дело до конфликта с центристами. И, в частности, предотвратить слишком уж сильные нападки коалиции из левых СМИ и Верховного суда и прокуратуры, которые, фактически, действуют совместно.

Весьма печально также, что из-за таких действий прокуратуры и суда, премьер-министр вместо того чтобы заниматься серьезными проблемами, вынужден тратить огромное количество времени на искусственные проблемы типа домов в Гиват-Ульпана, что приводит к ущербу для функционирования государства -  но это тоже часть целей прокурорско-судебной системы в ее стремлении свалить правительство Биби. Вопрос же для нас - в какой степени нашими эмоциональными действиями чрезмерными нападками на Биби мы им подыгрываем.



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments